Афиша Расписания транспорта Новости Взгляд

История Воронежа

Все, что нужно знать про Воронеж. И даже немножко больше. :)
Страница:

Вскоре в народе появились письма Степана Тимофе­евича Разина, в которых он призывал кабальных и опальных идти к нему в полк. Двинувшись летом 1670 года вверх по Волге на Москву, вверх по Дону Ра­зин отправил своего брата Фрола. Осенью в Воро­нежском крае вспыхнули восстания в Острогожске и Ольшанске.

После поражения Степана Разина под Симбирском в Воронеже, как и в других городах, начались поиски его единомышленников и пособников. Был допрошен приехавший тайно с Дона Наум Савостьянов. Под пыт­кой Наум показал, что был у Фрола Разина и тот, от­пуская его, наказал передать воронежцам, чтобы они «не хоронились, а ждали». И вот за то, что Наум «хо­дил к донским казакам тайно, жил в дому тайно и про замыслы воровских казаков не объявил воеводе», а вместе с ними «прельщал» людей, Науму отсекли пра­вую ногу по колено, а левую руку по локоть. Ногу и руку прибили к столбу на площади для устрашения народа.

Немало воронежских служилых людей, заподозрен­ных в сочувствии Разину, было отправлено вместе с семьями на вечное поселение в Сибирь. Выезд кого бы то ни было из Воронежа теперь обставлялся множест­вом формальностей. Торговцы и те, прежде чём отпра­виться с товаром в другой город, должны были подать воеводе прошение об отлучке и предъявить поручитель­ство, что они «не сбегут с Воронежа». Только после это­го им выдавались проезжие грамоты. При неявке в срок воевода делал розыск, и любителей путешествовать на­казывали: купцов штрафовали, а простонародье «били батогами нещадно».

Воронежцы помнят о героях народных восстаний. Их имена увековечены в названиях улиц. Есть улицы Степана Разина, Наума Савостьянова и казачьего пол­ковника из Острогожска, примкнувшего к Фролу Рази­ну, Ивана Дзиньковского.

1670 год отмечен в Воронеже большими строитель­ными работами: капитальным ремонтом городских стен и башен. Дергевянные города старой Руси очень страда­ли от разрушительного действия огня. Воронеж не раз горел.

С течением времени городские укрепления стали при­ходить в упадок. Стены во многих местах подгнили, башни над обрывом покосились, мост провалился, тай­ник занесло песком. По приказу воеводы Бориса Бухво­стова из окрестных сел Айдарова, Репного, Лопаток, Чертовицкого, Рамони согнали крестьян и мелких слу­жилых людей. Острожную стену заменили, норой, возведенной из срубов. Башни тоже поставили заново.

А в 1673 году опустошительный пожар смел зна­чительную часть стен и большинство домов жителей. При новой перестройке города все его присутственные мес­та, торговые помещения и склады были сделаны зна­чительно обширнее,, как того требовала усложнившаяся хозяйственная и административная жизнь.

В наше время во внешнем облике Воронежа не со­хранилось примет древней крепости. Но сами имела русских городов и" рек,, может быть,, даже такие-то чер­ты ландшафта воскрешают в памяти картины исторического ПРОШЛОГО.

Не случайно Анна Ахматова, посетив. Воронеж в конце тридцатых годов, писала:


И Куликовской битвой веют склоны
Могучей победительной земли...

С какой силой внутреннего видения это сказано!

Во второй половине XVII в. Воронеж утратил былое военное значение, основным занятием его жителей стало землепашество. Возросла роль города как центра торгов­ли товарами, которые переправляли вниз по Дону.

Страница: