Сайт номер один в Интернете о Воронеже

Коммерческий суперпроект

 
Поиск


/Главная/ Культура. Искусство/ История города

 
Я хочу...
Узнать о последних изменениях на сайте...
Узнать курс обмена валют в Банках Воронежа...
Посмотреть ленту новостей...
Эксклюзив
Заказать рекламу...
Заказать обед на дом...
Снять (купить) офис...
Купить в интернет-магазине...
Заказать столик в Ресторане...
Найти номер телефона...
Найти место на карте...
Дать/ Посмотреть объявление...
Найти работу...
Заказать билет...
Заказать услугу...
Доехать...
Узнать рецепт блюда...
Найти единомышленников...
Посмеяться...
Найти в интернете...
Сделать предложение авторам сайта...
Найти человека...
Общество защиты прав потребителей...
Посмотреть программу телевидения...
Заказать экскурсию...
Вызвать аварийную службу...
Заказать такси...
Найти автосервис...
Найти автозаправку...
Найти автостоянку...
Обсудить...
Сообщить об ошибке...
Узнать о домашнем животном...
Узнать интересный факт...
Поздравить...
Заказать номер в гостинице...
Православный день...
Получить юридическую консультацию...
Застраховаться...
Прочитать гороскоп...
Отправить букет...
Антиквариат...
Найти книгу...
Получить психологическую помощь...
Скачать wallpaper...
 
Самые популярные...
Посмеяться...
Сообщить об ошибке...
Православный день...
Сегодня...
Всемирный день ребенка

В 1954 году Генеральная Ассамблея ООН рекомендовала всем странам ввести празднование Всемирного дня ребенка как дня мирового братства и взаимопонимания детей, посвященного деятельности, направленной на обеспечение благополучия детей во всем мире.

День создания в России института мировой юстиции

Мировые суды в России были созданы 20 ноября 1864 года в ходе судебной реформы Александра II. Упраздненные в 1917 году они возродились 17 декабря 1998 года с принятием соответствующего федерального закона, а 31 мая 2000 года Мосгордума приняла закон "О мировых судьях в городе Москве".

День индустриализации Африки

В рамках второго Десятилетия промышленного развития Африки Генеральная Ассамблея провозгласила 20 ноября Днем индустриализации Африки (резолюция от 22 декабря 1989 года).

 
... лет назад
1925-11-20
82 года назад в Москве родилась Майя Михайловна Плисецкая, прима-балерина, народная артистка СССР.
 
Все события...

ИСТОРИЯ ГОРОДА

Воронеж расположен в Центрально-Черноземном районе Российской Федерации, на р. Воронеж, при ее впадении в Дон. Находится в 490 км от Москвы.

Это административный, экономический и культурный центр области. Его население составляет около 1 млн человек.

Город основан в 1585 г. как сторожевой пункт на одном из отрогов высокого правого берега. Крепость построена в 1586 г. по указу царя Федора Иоанновича на южной окраине Московского государства. Строителем и первым воеводой города был С.Ф. Сабуров. Самое раннее описание Воронежа в так называемой Дозорной книге относится к 1615 г. Тогда в городе население составляло около 6—7 тысяч человек, из них 964 человека — главы семей. Это были мелкие служилые люди: казаки, пушкари, воротники, монастырские ремесленники и крестьяне, посадские тор­говые люди и другие.

Рядом с деревянной крепостью, занимавшей два мыса за современной Университетс­кой площадью, находился посад, где жили торговцы и ремесленники. Посад был обне­сен еще одной деревянной, дубовой стеной, за которой располагались слободы. Названия большинства слобод указывали на род за­нятий жителей, которые их населяли, — Казачья, Пуш­карская, Затинная, Ямская и другие. В Ямской слобо­де жили ямщики.

У реки под крепостью стоял Успен­ский монастырь (основан около 1600 г.). Затем были основаны еще два монастыря -Акатов (1620), к северу от города, и Покровский девичий (1623), на посаде. В 1682 г. город стал центром епархии. Если мысленно наложить эти крепости на современный план Воронежа, то небольшой по раз­мерам «рубленый город» (340 метров в окружности) займет начало спуска по улице Володарского, а зна­чительно больший «острог» (1840 метров) —Универси­тетскую площадь и прилегающую к ней территорию.

В городе было три башни — Московская, Затинная и Тайницкая. Московская :— самая высокая: 21 метр. На верху стен и башен были «обламы», выступающие как бы в виде балконов навесные стрельницы. Обламы покрывала тесовая кровля, защищавшая их от дождя, а в некоторой мере и от неприятельских стрел. В кре­постной стене, в обламах и башнях на разной высоте прорубались бойницы — отверстия для стрельбы по нападающим. С внутренней стороны к стенам" были приставлены лестницы, по которым можно было подняться на помосты, занять места у бойниц. В башнях, в стенах против бойниц устанавливалась артиллерия того вре­мени: затинные пищали — орудия малого калибра, опирающиеся на сошку, и пушки-пищали со станками на колесах. К реке шел подземный ход.

Город вмещал только то, что полагали самым глав­ным. Здесь находились присутственное место воеводы — съезжая изба, церковь, пороховые погреба, амбары для хранения оружия, денежной казны.

В остроге было 18 непроезжих (глухих) башен м 7 ворот. Была площадь, на которой находились 63 лав­ки, улицы, переулки.

Обе крепости были слиты в одну в середине XVII века. Воронежцы в городе и за пределами селились слободами.

Распоряжение об образовании Воронежского яма царь Федор Иоаннович отдал в конце 80-х годов XVI века. Оно диктовалось необходимостью сообщения Мо­сквы со сторожевыми городами. Этот ям просуществовал до 1590 года, до нападения на город черкасских казаков, которые сожгли его дотла. Новый ям открыл­ся только в 1624 году. В Воронеж из Ельца прибыло семь ямщиков, из Брянска — три. Вновь была устроена Ямская слобода. Тогда она находилась в районе ны­нешнего Каменного моста. Но с ростом города слобода перемещалась (ямские слободы всегда располагались на окраине городов) вначале в район Кольцовской ули­цы, а затем и Заставы.

В воронежской почте до 1700 года (до реформы Пет­ра I) находились девять ямщиков и староста. Каждый содержал до трех лошадей с подводами. Как государ­ственные служащие, ямщики получали жалованье — по 10 рублей в год. До Москвы путь ямщиков лежал через Хлевное, Елец, Ефремов и Тулу. Самым южным пунктом были Валуйки.

Воронеж прочно обосновался на правом высоком берегу. Для развития хозяйственной жизни здесь были самые благоприятные условия: тучный степной черно­зем ждал земледельца, пастбища могли прокормить несчетные гурты скота, леса давали прекрасный строи­тельный материал, изобиловали пушным зверем и ди­кими пчелами, а река — рыбой. Сообщение с донским водным путем открывало выход в соседние низовые области.

Благодаря природным условиям город был хорошо защищен. С востока подступы к нему преграждали ве­ковой бор, многоводная река и кручи нагорного берега, с юга — овраги. Только северо-западная сторона не имела естественных препятствий, но ее сплошь укре­пили вбитыми в землю бревнами-надолбами.

Обязанности военачальника лежали на государствен­ном воеводе. Он должен был вести списочный учет слу­жилых людей, обучать их владеть оружием, следить, чтобы каждый воин имел хорошую лошадь.

Воронеж являлся важным стратегическим пунктом, и городской воевода ведал обороной всего края. В ис­торических актах указано, что ежегодно 25 марта воево­да собирал воинских людей и определял им сроки ка­раульной службы.

Конные дозоры выезжали осматривать окрестности. Достигнув конечного пункта своего маршрута, стар­ший отряда клал в тайном месте установленную справ­ку — «наказную память». А прежнюю «память» брал и привозил своему начальнику в доказательство того, что отряд был именно там, куда его посылали. Непрошеные гости — татары — наведывались в Воронежский край так часто, что вся степь была изре­зана тропами от конских копыт, «дочерна битыми». За­дача дозорных — своевременно обнаружить свежиеу только что вытоптанные тропы и быстро предупредить город об опасности.

В случае тревоги в городе били в вестовой колокол. 'Все окрестные жители со всем имуществом и даже со скотом укрывались за стенами острога. Ворота наглухо запирались. Мирное население, собиравшееся в это вре­мя в крепости, пополняло ее гарнизон. Каждый человек получал оружие и нес военные обязанности, подчиняясь осадному голове, говоря современным языком, комен­данту крепости. А тем временем согласно цареву указу в соседние города летели гонцы с тревожной вестью.

В 1613 году воронежцы встали на защиту города против отряда атамана Ивана Заруцкого. Отказавшись от сотрудничества с русскими патриотами Кузьмой Ми­ниным и Дмитрием Пожарским, освободившими в 1612 году Москву от польских захватчиков, он с отря­дом двинулся к южным рубежам России. На пути был Воронеж. Заруцкий был разбит в сражении в урочище Русский лог (примерно там, где сейчас в Северном районе находятся дома бульвара Победы) и с остатка­ми отряда бежал в степь. Интересно, что в его отряде находилась небезызвестная политическая авантюристка Марина Мнишек — «русская царица», свергнутая с пре­стола вместе с самозванцем Лжедмитрием 1.

Главным строительным материалом старой Руси ,бы­ло дерево. Используя этот материал, русские зодчие выработали свой совершенно самостоятельный архитек­турный стиль.

В «Воронежских актах», опубликованных краеведом Н. Второвым, есть роспись воеводского двора XVII века. Сопоставляя эту роспись с документами, описывающи­ми дворы московских бояр и купцов того времени, мы угадываем в воронежских строениях характерные чер­ты русской деревянной архитектуры.

Основным типом жилища была рубленая изба, И хоромы торговых людей, и дворцы вельмож имели в основе ту же клеть, сверху которой надстраивали, а с боков прирубали другие клети.

Известный по рисункам московский дворец «богатых гостей» Строгановых — не что иное, как великолепная группа срубов и вышек. Мастера деревянного зодчества очень любили всякого рода башни и башенки.

Эта особенность отражена в архитектуре воеводско­го двора в Воронеже. Рядом с широкими приземисты­ми палатами была изба с надстроенной над ней выш­кой в две комнаты, то есть трехэтажное сооружение. Наконец, еще одна типичная черта, каждого бедного или богатого жилья того времени — непременный забор. Внутри города-крепости каждый дом был малень­кой крепостью.

Улица послушно следовала за произвольной застрой­кой. Это создало ту кривизну улиц русских городов, в том числе и Москвы, преодолеть которую было так трудно планировщикам в дальнейшем.

Перейдя к строительству из камня, русские масте­ра стали повторять в нем не только излюбленные объ­емы и формы,- но и выработанные в дереве архитектур­ные детали. Специалисты считают, что в этом и заклю­чается разгадка таких вершин русского национального зодчества, как церковь Василия Блаженного в Москве.

Общий вид Воронежа конца XVII века можно представить по документам, которые воеводы периодичес­ки отсылали в Москву. В них описаны стены и башни крепости. Сохранился и схематический план города 1690 года.

Взглянем мысленно на Воронеж того времени.

На гребне обрывистого берега возвышалась кре­пость, обнесенная дубовыми стенами. Из-за стен вид­нелись острые шпили колоколен, купола церквей и кровли наиболее высоких домов. В солнечный день в реке отражался веселый живописный город. Вечером могучие стены, суровые четырехгранные башни резко вырисовывались на небе, подчеркивая силу крепости, ее неприступность.

Панораму Воронежа с московской, степной стороны Дал в своем эскизе известный художник Аполлинарий Васнецов, много работавший над воссозданием облика Древних русских городов.

Васнецов воспроизвел северную часть стены, глав­ные ворота города, над ними на столбах — шатровое покрытие для сплошного (набатного) колокола, внут­ри острога— пятиглавый собор и верхи церквей, снаружи, отступя от Стены, — ров с легким мостом; пе­ред воротами на площади — богатый привоз продук­тов, указывающий на торговое значение Воронежа. С большим знанием русской старины передана художни­ком архитектура башен и других построек. В эскизе не упущена даже та особенность, что в Воронежском крае север встречается с югом: так, на переднем плане изоб­ражены посадские дома двух типов — брусяные избы с высокими тесовыми крышами, характерные для се­верных областей, и южнорусские хаты, обмазанные гли­ной и выбеленные мелом.

Эскиз А. Васнецова был началом живописи о ста­ром Воронеже. В дальнейшем этой теме посвящали свои картины воронежские художники М. Салтыков и В. Трофимов.

Города-крепости Белгород, Новый Оскол, Остро­гожск, Коротояк, Воронеж, Усмань, Козлов встали на южной окраине государства по новой оборонительной линии. В ряду укреплений нашли по-прежнему свое мес­то земляные валы и лесные засеки, рвы и- ямы, сто­рожевые башни и надолбы. Города связали все эти своего рода инженерные сооружения в единую систему, получившую название Белгородской черты.

Кроме легких ручных и затинных пищалей Воронеж середины XVII века имел на вооружении 10 медных и 5 железных пушек. В зелейном погребе хранилось 100 пудов пороха, 50 пудов свинца, 200 ядер и 7000 железных пуль.

Кочевники для боя на расстоянии имели только стрелы. Поэтому город, снабженный огнестрельным оружи­ем и боеприпасами, представлял внушительную силу.

О начальной главе истории родного города поэт Кон­стантин Гусев сказал так:

Он русской родиной твоей
Для ратных подвигов основан.
Глядятся в степь кресты церквей
И стены вала крепостного.
И видно башенным: вдали
Равнина пиками покрыта,
Там кони топчут ковыли,
Мелькают гривы и копыта.
Зовут на стены горожан
Удары бранного набата.
И лязг мечей, и кровь из ран,
И громом битвы степь объята.
На правом берегу крутом
Донского древнего притока,
Твой город встал Руси щитом
Пред кочевой ордой Востока.

XVII столетие, так же как и XVI, отмечено беспоюэй-ным поведением наших юго-восточных соседей. Край подвергался вражеским набегам. То и дело поступали донесения о стычках, иногда довольно крупных. Но татары, бесчинствуя в окрестностях, так и не решились осадить вооруженный и укрепленный город. Время от времени в Воронеже и Валуйках между Московским государством и татарами происходил размен плен­ных.

Не забывая своих военных обязанностей, Воронеж налаживал внутреннюю гражданскую жизнь, развивал хозяйственную и торговую деятельность.

Главным административным упреждением города бы­ла съезжая, или приказная, изба. Воевода был одновре­менно и военачальником и градоуправителем. Помимо всех забот, связанных с обороной, на съезжей избе ле­жало наблюдение за сбором податей и оброков, розыси беглых и судопроизводство. Со временем воеводе при­шлось разделить свои права с другими должностными лицами.

По приказу царя Михаила Федоровича денежное жалованье детям боярским, казачьим атаманам и дру­гим служилым людям стали нередко заменять нату­рой — раздачей им в собственность земли. Верхушка служилых людей богатела, в крае появились поме­щики.

Одной из обязанностей воронежских воевод была организация встреч и проводов иностранных послов, следующих донским путем. Когда гости прибывали с юга, размен почетного конвоя происходил в Валуйках, Здесь низовые казаки сдавали послов воронежцам, а те уже должны были провожать их до Переяславля Рязанского.

Осенью 1627 года Воронеж принимал прибывшую из Царьграда (Константинополя) от турецкого султана дип­ломатическую миссию во главе с послом Фомой Кантакузиным. Обратно из Москвы турецкое посольство возвращалось в апреле 1628 года, С ним ехали к султану наши послы. На долю воронежского воеводы вы­пали большие хлопоты. Ему надо было подготовить фло­тилию, снарядить ее всем необходимым для отъезжа­ющих, собрать по окрестным городам конную стражу, обязанную сопровождать суда по берегу до самых ни­зовьев Дона.

Послы отплыли, на 85 речных судах (стругах), по­раженные богатством и силой Руси. От московского царя они везли султану Мураду в числе других подар­ков живого белого медведя. Специальный струг для этого необычного путешественника тоже был оборудо­ван в Воронеже. Турецкие и русские послы проезжали через Воронеж более двадцати раз.

Одновременно с посольской флотилией, когда она шла на юг, или независимо от нее на низовье Дона, начиная с 1613 года, отправлялись десятки стругов, на­груженных хлебом, вином, салом, сукном, свинцом, по­рохом. Это был так называемый донской отпуск — цар­ское жалованье казакам.

Взаимоотношения Московского государства с казачеством сложились весьма своеобразно. Удалая «донская вольница» жила острой саблей, то есть попросту вооружёнными нападениями: в степи — на татарские стойбища, в море — на торговые корабли. Это сильно докучало азовскому паше и крымскому хану, но, ос­лабляя их, было на руку Москве. Заинтересованное в заселении южных степей, Московское государство по­кровительствовало образованию казачества и принимало меры, чтобы привлечь вольное казачье войско на сторожевую службу. А на Воронежский край, передавший свои сторожевые обязанности земле донских казаков, была возложена новая трудная и ответственная зада­ча — снабжение низового Дона продовольствием.

Размеры «донских отпусков» были велики, и, конеч­но, сельское хозяйство самого Воронежского края да­вало только часть необходимых продуктов. Но пунктом отправки «отпусков» был Воронеж. На его пристань свозилось огромное количество зерна, муки и прочего. Широко развертывалась торговля с югом.

Приток населения в Воронежский край шел в зна­чительной степени за счет крестьян, бежавших от про­извола крепостников из центральных районов страны. Поэт Анатолий Жигулин создал выразительный об­раз такого новосела воронежской земли:

Он жег хоромы,
Слуг царевых ремл,
Озоровал с людишками в ночи.
За то на дыбе жгли его железом
И батожьем стегали палачи.
Он рвы копал
И частоколы ставил.
А, коль вдали: набат звучал, как стон,
Он шел на смерть,
На звон татарских сабель,
Грудь осеня размашисто крестом!

Воронежские помещики и монастыри не считались с запрещением принимать беглых. Рано появились здесь. и переселенцы с юга, Украины.

Интересная страница жизни нашего города связана, с общерусскими событиями 1.645 года. В этот год татары совершили внезапный набег на. русские земли не летом, как обычно, а зимой, 50 тысяч крымских татар, прорвавшись через строящуюся Белгородскую черту, разорили окрестности многих городов, в том числе Курска, Орла, Рыльска, что вызвало со стороны населения взрыв возмущения.

Правительство боярина Бориса Морозова объявило о походе против татар для ответного удара. Его возгла­вил воевода Ждан Кондырев. Но прежде в Воронеже,, ему поручалось набрать трехтысячный отряд вольных; «охочих людей», вооружить их, сделать струги и лод­ки и на них по Дону спуститься к Азовскому морю, что бы доплыть до Крыма для сражения с татарами. Представлялось, что выполнить эту задачу Кондыреву будет нелегко. Прогнозы были ошибочными. Движимые. патриотическими чувствами, в отряд в течение полумесяца записались тысячи добровольцев из вольных «охо­чих людей», в том числе и многие воронежцы. 3 мая 1642 года Ждан Кондырев с отрядом из 3037. человек . отплыл из Воронежа. Осенью состоялся морской поход, но буря помешала высадиться отряду на крымском берегу. Ответный удар, не был нанесен. Тем не менее татарские набеги на. русские земли временно прекрати­лись, и это позволило закончить строительство Белго­родской черты.

Еще в начале XVII века в Московском государстве разгорелась борьба .крестьян против феодалов. Но крестьянское движение, возглавляемое Иваном Болотникова было подавлено. Документы свидетельствуют, что Воронеж был в числе тех городов, которые поддержали восстание Болотникова.

В середине столетия волнения и бунты стали вспы­хивать в городах. Низшие слои городского населения, в. том числе рядовые служилые люди, были в тяжелой зависимости от воевод и их помощников, духовенства и разбогатевших торговцев.

Восстание в Москве началось 1 июня 1648 года и продолжалось одиннадцать дней. В старых докумен­тах о нем сказано: «И стрельцы, и драгуны, и солдаты, и казаки с чернью за их боярские великие неправды возмутися во граде Москве...»

Свидетелями, а может быть и участниками, москов­ского восстания были несколько воронежцев. Они ока­зались в это время в столице — привезли «челобит­ные» от бедноты и солдат на свое местное начальство. Один из челобитчиков —рядовой казак Герасим Кри-вущин — вскоре стал организатором восстания в Воро­неже (25. июня по старому стилю).

Советский историк Е. Чистякова в своей исследова­тельской работе о Воронеже XVII века, опираясь на материалы Центрального государственного архива древ­них актов, освещает ход восстания. Воронежские пов­станцы имели намерение свергнуть воеводу Василия Грязного, «убить до смерти» старосту по судебным де­лам Сергея Лихобритова, троицкого попа Сергия, стре­лецкого голову, подьячего съезжей избы и посад­ских «лутших» (то есть самых богатых) торговых людей.

События развивались так бурно и были такими уг­рожающими, что в ночь на 26 июня воевода с группой наиболее близких людей тайно бежал из Воронежа в Коротояк. Возвратился он только через четыре дня, когда руководители повстанцев уже были брошены в тюрьму.

О вольнолюбии трудовых народных масс Воронеж­ского края свидетельствуют и такие факты. Здесь встре­чали сочувствие и находили поддержку вожаки кресть­янского движения. Летом 1666 года в Воронеж явился атаман Василий Ус с большим отрядом казаков. Воево­да встревожился, но грубо выпроводить незваных го­стей не посмел, опасаясь волнений среди своих солдат. Атаман пробыл в городе сколько требовалось для отряда и беспрепятственно двинулся дальше на се­вер.

Вскоре в народе появились письма Степана Тимофе­евича Разина, в которых он призывал кабальных и опальных идти к нему в полк. Двинувшись летом 1670 года вверх по Волге на Москву, вверх по Дону Ра­зин отправил своего брата Фрола. Осенью в Воро­нежском крае вспыхнули восстания в Острогожске и Ольшанске.

После поражения Степана Разина под Симбирском в Воронеже, как и в других городах, начались поиски его единомышленников и пособников. Был допрошен приехавший тайно с Дона Наум Савостьянов. Под пыт­кой Наум показал, что был у Фрола Разина и тот, от­пуская его, наказал передать воронежцам, чтобы они «не хоронились, а ждали». И вот за то, что Наум «хо­дил к донским казакам тайно, жил в дому тайно и про замыслы воровских казаков не объявил воеводе», а вместе с ними «прельщал» людей, Науму отсекли пра­вую ногу по колено, а левую руку по локоть. Ногу и руку прибили к столбу на площади для устрашения народа.

Немало воронежских служилых людей, заподозрен­ных в сочувствии Разину, было отправлено вместе с семьями на вечное поселение в Сибирь. Выезд кого бы то ни было из Воронежа теперь обставлялся множест­вом формальностей. Торговцы и те, прежде чём отпра­виться с товаром в другой город, должны были подать воеводе прошение об отлучке и предъявить поручитель­ство, что они «не сбегут с Воронежа». Только после это­го им выдавались проезжие грамоты. При неявке в срок воевода делал розыск, и любителей путешествовать на­казывали: купцов штрафовали, а простонародье «били батогами нещадно».

Воронежцы помнят о героях народных восстаний. Их имена увековечены в названиях улиц. Есть улицы Степана Разина, Наума Савостьянова и казачьего пол­ковника из Острогожска, примкнувшего к Фролу Рази­ну, Ивана Дзиньковского.

1670 год отмечен в Воронеже большими строитель­ными работами: капитальным ремонтом городских стен и башен. Дергевянные города старой Руси очень страда­ли от разрушительного действия огня. Воронеж не раз горел.

С течением времени городские укрепления стали при­ходить в упадок. Стены во многих местах подгнили, башни над обрывом покосились, мост провалился, тай­ник занесло песком. По приказу воеводы Бориса Бухво­стова из окрестных сел Айдарова, Репного, Лопаток, Чертовицкого, Рамони согнали крестьян и мелких слу­жилых людей. Острожную стену заменили, норой, возведенной из срубов. Башни тоже поставили заново.

А в 1673 году опустошительный пожар смел зна­чительную часть стен и большинство домов жителей. При новой перестройке города все его присутственные мес­та, торговые помещения и склады были сделаны зна­чительно обширнее,, как того требовала усложнившаяся хозяйственная и административная жизнь.

В наше время во внешнем облике Воронежа не со­хранилось примет древней крепости. Но сами имела русских городов и" рек,, может быть,, даже такие-то чер­ты ландшафта воскрешают в памяти картины исторического ПРОШЛОГО.

Не случайно Анна Ахматова, посетив. Воронеж в конце тридцатых годов, писала:

И Куликовской битвой веют склоны
Могучей победительной земли...
С какой силой внутреннего видения это сказано!

Во второй половине XVII в. Воронеж утратил былое военное значение, основным занятием его жителей стало землепашество. Возросла роль города как центра торгов­ли товарами, которые переправляли вниз по Дону.

Новый этап в развитии города начался с 1696 г., когда Петр I, готовясь к Азовскому походу, избрал его местом строительства военного флота. Весной на воду были спу­щены первые суда. Основные работы развернулись на островах против города, где рядом с верфями построили адмиралтейство, цейхгауз, дом Петра I. В городе возник­ли новые производства: литейно-пушечный завод, суконная, парусная, канатная и ко­жевенные фабрики. В 1703 г. была открыта школа для подготовки младших офицеров флота и корабельных мастеров. На берегу реки появилась Немецкая слобода, а ря­дом, близ Успенской церкви, жили русские сподвижники Петра. Сам Петр I, кроме дворца на острове, имел загородную резиденцию в Чижовке.

Административно-хозяйственный центр города переместился к реке и на острова, к верфям. Городская жизнь полностью подчинилась нуждам создаваемого российского военного флота. Население Воронежа выросло до 30 тыс. человек, пополнившись за счет корабельных мастеров и матросов, в связи с чем часть посадских людей и куп­цов переселили к северу от города. В том же направлении вывели Девичий монастырь. Церковь Успенского монастыря стала Адмиралтейской. В 1705-1709 гг. судострои­тельные работы были перенесены на 5 км ниже по течению р. Воронеж в г. Тавров и проводились там до 1740-х гг.

Прекращение строительства флота привело к сокращению числа жителей, снижению деловой активности города. Однако в 1715 г., после потери Азова в 1711г., город стал адми­нистративным центром Азовской губернии, переименованной в 1725 г. в Воронежскую.

В 1720-х гг. выселенные из города купцы купили у государства суконную фабрику, поделили ее и основали мануфактуры: П. Гарденин - у Беломестной слободы, М. Тулинов, П. Сахаров и др. - в Акатовом предместье, где совмещалось строительство жилых и промышленных зданий. В первой половине XVIII в. город, по словам историка Г.М. Веселовского, визуально делился натри части: верхнюю (старый город), нижнюю (город петровского времени) и предместье Акатово, отстоявшее от города, т.е. от Тихвино-Онуфриевской церкви, на полверсты. Толчком к расширению города в сторону от реки послужил пожар 1748 г., во время которого полностью выгорел нижний го­род. Тогда административные учреждения и дом губернатора были вынесены в поле к северо-западу от городского вала; приходские церкви с 1730-х гг. начали строиться из кирпича на старых местах.

В первой половине XVIII в. в Воронеже существовала цифирная школа, в Акатове -гарнизонная школа для обучения солдатских детей. В 1745 г. в городе открылась семи­нария, получившая развитие в 1760-х при епископе Воронежском и Елецком Тихоне I (Задонском). Из стен семинарии, находившейся до 1822 г. при архиерейском дворе, вышли многие известные светские и религиозные деятели. С ней связано такое значи­тельное культурное явление второй половины XVIII в., как просветительский кружок священника Е.А. Болховитинова, внесшего большой вклад в изучение истории Воро­нежской и других губерний.

Кардинальные изменения архитектурного облика Воронежа произошли в ходе осу­ществления регулярного плана города, утвержденного в 1774 г. Попытки упорядочить хаотичную застройку средневекового города начались с конца 1760-х гг., а случившийся в 1773 г. пожар ускорил окончательную разработку, утверждение и реализацию этого плана. Автором проекта регулярного плана считается выдающийся русский зодчий И.Е. Старое, осуществление начал губернский архитектор Н.Н. Невский, игравший зна­чительную роль и в его создании.

В 1779 г. город стал центром Воронежского наместничества. Вскоре, в 1781 г., Воро­неж получил новый герб, на котором изображен символ города - вода реки Воронеж, вытекающая из кувшина. Новый статус способствовал дальнейшему развитию Воро­нежа. В результате активной строительной деятельности 1780-1790-х гг. намеченный регулярный план был осуществлен. Согласно этому плану Воронеж получил развитие на верхнем речном плато за старым городским валом (проходил по современным ули­цам Театральной и Станкевича). Здесь была создана сеть крупных прямоугольных кварталов, вытянувшихся вдоль Большой Дворянской улицы, и трехлучевая планиров­ка. Ее лучи связали крепостной холм, где находился религиозный центр Воронежа, с новым городом; средний луч - Большая, или Новая Московская (ныне ул. Плехановс­кая) заменил Старо-Московскую (ныне ул. Карла Маркса), прежде начинавшую путь на Москву.

Сложившаяся в XVII-XVIII вв. планировка нижней части города была урегулирова­на, насколько это позволил сложный пересеченный рельеф местности. Большая Дво­рянская, Старо- и Ново-Московская улицы, продолжение Старо-Московской (впослед­ствии ул. Садовая, а также проложенная в Акатове Большая Девиченская стали важ­нейшими в городе, что нашло отражение в их ширине и характере застройки. На Новомосковской возник комплекс торговых площадей. Большая Дворянская стала местом размещения главных губернских административных учреждений. При реорганизации старой прибрежной части на прежних местах оставались тяготевшие к реке производ­ственные предприятия. Новую границу города определил земляной вал, проложенный в 1770-х гг. по современной Кольцовской улице. С севера граница прошла по Гамовской (ныне ул. Демократии), с юга - по Новой Валовой (Красноармейской) улице. Этот вал просуществовал до середины XIX в. На выездах из города были сооружены заставы: на Новомосковской улице находилась главная Московская застава, отмеченная обе­лисками, на Острогожской (ныне Пушкинской) - Острогожская, на Девицкой (ныне ул. 9 Января) - Девицкая; на Большой Девиченской - Троицкая.

В соответствии с принципами градостроительства второй половины XVIII в. рассе­ление осуществлялось по сословному признаку: центр города заняли наиболее богатые жители, способные выстроить каменные здания. Жители Беломестной крестьянской слободы, в 1780 г. переселенные за город к Архиерейской даче, образовали здесь но­вую слободу - Троицкую. Ямская слобода была перенесена из центра к Московской заставе (ныне пл. Застава). Между Троицкой, Ямской и примыкавшей к городу с юга Чижовской слободами располагались городские земли, служившие для выгона скота.

Строительство велось довольно интенсивно, уже в 1777 г. в Воронеже насчитыва­лось 77 каменных и более 2 тыс. деревянных домов, 17 каменных храмов и три мона­стыря. Население города составляло около 13 тыс. человек.

Быстрый рост и территориальное развитие города произошли благодаря бурной тор­говой и предпринимательской деятельности жителей, В начале 1780-х гг. в Воронеже проживали 7 купцов первой гильдии, 42 - второй и 222 -третьей гильдии. Многие из них не только торговали сельскохозяйственной продукцией, но имели собственные пред­приятия по переработке сырья, В городе было 13 салотопенных заводов, столько же суконных фабрик. На этот период приходится расцвет известных суконных мануфак­тур династий Тулиновых и Гардениных.

В конце XVIII в. в городе появился ряд учреждений, соответствующих статусу гу­бернского центра. В 1785 г. было открыто Народное училище, через год преобразованное в Главное народное и открытое на Большой Девиченской; в этом же здании в 1798 г. по инициативе болховитиновского кружка была открыта губернская типогра­фия. Вокруг типографии, являвшейся по существу издательством, сформировался свой круг авторов и переводчиков. В 1787 г. в доме генерал-губернатора В. А. Черткова на Большой Дворянской публика собиралась на спектакли первого в городе любительс­кого театра. Немалую роль в распространении медицинских знаний сыграла аптека, открытая А.И. Зегером на Большой Дворянской.

Начавшееся с конца XVIII в. бурное строительство жилых домов и общественных зданий проводилось в стиле классицизма. Для придания городу облика, соответствую­щего губернскому центру, был привлечен столичный архитектор Джакомо Кваренги. По его проектам в 1780-1790-е гг. были сооружены главный культовый комплекс горо­да - архиерейское подворье и семинария - на месте старой крепости, а также один из трех задуманных корпусов Присутственных мест (Казенная палата). Вместо неосу­ществленных зданий по проекту губернского архитектора И.И. Волкова построены четыре здания Присутственных мест (сохранилось два).

В разных частях города появляются дворянские усадьбы с роскошными домами Тулиновых, Черткова, Бородина-Ненарокомовой, Сонцова, Хрущева, Кольцова, а так­же дом, известный по последнему владельцу как дом врача Мартынова. Многие из них довольно быстро перешли в казну и были приспособлены под общественные нуж­ды. Так, например, купленный военным ведомством дом Ненарокомовой был передан военно-сиротскому отделению, дом Д.В. Черткова перестроен под Дворянское депу­татское собрание, усадьба воронежского коменданта А.И. Хрущева стала официаль­ной резиденцией воронежских губернаторов.

Посреди одной из торговых площадей, сформированных на Ново-Московской улице, в 1786 г. появились оригинальные по форме торговые ряды (два полукруглых объема, раз­деленных улицей, из-за чего площадь стала называться площадью Круглых рядов). Кон­ную, Щепную и Хлебную площади композиционно объединил Троицкий собор, построен­ный в 1805 г. В формах классицизма была перестроена старая Покровская церковь, воз­ведены: лютеранская кирха, а также Вознесенская церковь (не сохранилась) и церковь св. Самуила на вновь созданном Чугуновском кладбище. В начале XIX в. Большую Дворянскую улицу украсили крупнейшие общественные здания -духовная семинария, больница Приказа общественного призрения. Примечательным сооружением был тю­ремный замок, возвышавшийся на Острожном бугре с 1801 г. до конца 1850-х гг. В 1820-е гг. в связи с новым административным делением города на Дворянскую, Мещан­скую и Московскую полицейские части появились три выразительных здания с пожар­ными каланчами (два - на Большой Дворянской и одно - на Старо-Московской). Дво­рянская часть, находившаяся между Большой Дворянской и р. Воронеж, по Богоявленс­кой (ул. 25-го Октября) улице граничила с Мещанской частью; Московская часть была ограничена Большой Дворянской улицей и ее продолжением к слободе Чижовке.

При губернаторе Н.И. Кривцове были проведены значительные работы по благоус­тройству города: вымощены главные улицы, крутые склоны укреплены подпорными стенками, организованы удобные спуски к реке, возведен Каменный мост через овраг на Старо-Московской и постоянный Чернавский мост вместо наплавного через р. Во­ронеж. В конце 1840-х гг. на Большой Дворянской был заложен первый общественный городской сад.

В результате бурной строительной деятельности в конце XVIII-первой половине XIX в. сложился выразительный архитектурно-художественный облик Воронежа. В верхней части планировка и застройка носили правильные черты крупного города пе­риода классицизма, в нижней - органично сочетались с живописными холмами, обра­щенными к реке и вертикалями древних церквей.

В "Кратком статистическом описании Воронежской губернии", преподнесенном Александру I во время его пребывания в Воронеже в 1818 г., город характеризовался следующим образом: число жителей - 20 тыс., домов каменных - 279, деревянных -2003, суконных фабрик-4, торговых лавок- 535, красилен-2, заводов-4 (колоколь­ный -1, мыльный -1, канатных - 2). Еще сохранявшиеся в это время суконные фабри­ки утратили ведущее значение в городской экономике. Главнейшее место в торговле занимали продукты салотопенной промышленности и хлебопашества, которые выво­зились из города и продавались на ярмарках, устраивавшихся дважды в год на Хлеб­ной и Конной площадях и в Чижовке. С 1837 г. ежегодно организовывались выставки, на которых демонстрировались мануфактурные изделия и продукция ремесленников пригородных сел и деревень.

В первой половине XIX в. заметно выросли число учреждений культуры и их роль в жизни города. На базе Главного народного училища открыли уездное училище и губернскую гимназию (1809). Из стен гимназии, находившейся с 1822 по 1859 г. в доме губернатора Сонцова, вышли такие известные деятели культуры, как историк Н.И. Костомаров, фольклорист, издатель русских народных сказок А.Н. Афанасьев, публикатор древних актов М.Ф. Де-Пуле. В 1820-е гг. на Сенной площади начала торговлю первая книжная лавка Д.И. Кашкина. В 1834 г. открылась первая публич­ная библиотека при Дворянском собрании, просуществовавшая, правда, недолго, в 1838 г. - первая местная газета "Воронежские губернские ведомости". Формирует­ся и утверждается профессиональный театр, здание которого заняло место у цент­рального городского перекрестка. На волне подъема культурной жизни Воронежа расцвел талант А.В. Кольцова и И.С. Никитина, поэтов всероссийской известности. В 1845 г. открылось крупнейшее учебное заведение города - кадетский корпус, име­новавшийся Михайловским (в честь великого князя Михаила Павловича - шефа во­енных учебных заведений). Для девочек предназначалось только одно учебное заве­дение - частный пансион Депнер.



Успенская церковь и цейхгауз
Благовещенский собор
Митрофановского монастыря.
(Фото начала XX в.)

Значительным событием в жизни города явилось учреждение в 1836 г. Митрофанов­ского мужского монастыря, который возник на базе архиерейского подворья после обре­тения (1832) мощей первого воронежского епископа Митрофана (1623-1703) и его кано­низации. Монастырь вскоре стал одним из важнейших религиозных центров России, ме­стом стечения множества паломников. В этот же чрезвычайно насыщенный культурны­ми и общественными инициативами период в городе впервые появилась идея увекове­чения важнейшего в его истории события - строительства военного флота. Однако за­мысел создания памятника-обелиска Петру I на Острожном бугре и музейной экспози­ции в сохранившемся здании цейхгауза не был реализован из-за отсутствия средств.

Большую роль в изучении истории, статистики, топографии и этнографии края сыграл Воронежский губернский статистический комитет, основанный в 1835 г. С деятельнос­тью статкомитета связаны имена историков-краеведов Н.И. Второва, Г.М. Веселовского, Л.Б. Вейнберга, Н.В. Воскресенского, Ф.А. Щербины, издание древних воронежс­ких актов, "Памятных книжек" и другой научно-статистической литературы.

В книге Г.М. Веселовского "Воронеж в историческом и современно-статистичес­ком отношениях" (1866) названы самые значительные общественные здания Вороне­жа, В их числе более всего учебных заведений - уездное училище, семинария, гимна­зия, военная гимназия, или кадетский корпус, корпуса военного училища. Среди уч­реждений - Присутственные места, "Путевой дворец" (дом губернатора И. А, Пота­пова), дом губернатора с канцелярией, дом Дворянского собрания, три полицейские части с каланчами, комплекс богоугодных заведений Приказа общественного призре­ния (находился между ул. 20 лет ВЛКСМ, пер. Фабричным и ул. Большой Манежной). К публичным зданиям также отнесен дом камергера В.Я. Туликова (просп. Револю­ции), где останавливались приезжавшие в город царские особы; гостиный ряд, или Круглые ряды (находились на пересечении ул. Плехановской и ул. Орджоникидзе), а также старейшее здание города - цейхгауз, стоявший против Успенской церкви. Кроме того, к важнейшим постройкам города в книге Веселовского отнесены три монастыр­ских комплекса: Митрофановский, Акатов и Покровский.

Развитие города в пореформенный период связано с активизацией частной инициа­тивы и бурным ростом промышленного производства. Профиль воронежских предпри­ятий определялся переработкой сельскохозяйственной продукции. Для облегчения вы­воза производимой продукции в 1868 г. от г. Козлова к Воронежу протянули железнодо­рожную ветку (Козлово-Воронежская железная дорога), связавшую город с Центром и другими губерниями. Позже железные дороги были проложены на Ростов (1870) и Курск (1894). Вдоль них формировались складские зоны и производственные комплек­сы; на разместившейся к северу от города станции построили крупные железнодорож­ные мастерские, рядом сложился Привокзальный поселок. Строительство железной дороги ускорило развитие производства. К началу XX в. в городе насчитывалось 1350 промышленных, кустарных и торговых предприятий, на которых работало более 10850 рабочих. Наиболее крупными были механический завод акционерного общества В.Г. -Столля и К0 (ул. Карла Маркса), механический и литейный завод Гаусмана и Бухонова (ул. Ленина); трубочный завод товарищества "В.Г. Столль и К0" (ул. Революции 1905 года); механический и чугунолитейный завод Иванова и Веретен-никова (ул. Свободы). Переработкой сельскохозяйственной продукции занимались пять паровых мельниц, четыре маслобойных завода, а также пивоваренный, дрожжево-ви-нокуренный и мыловаренный заводы, две конфетные и одна табачная фабрики, един­ственный в Европе завод по производству яичного порошка английской фирмы "Эгго". Последним крупным промышленным предприятием дореволюционного периода ока­зался машиностроительный завод акционерного общества "Рихард Поле" (Московс­кий просп.), эвакуированный из Риги в годы первой мировой войны.

Развитие промышленности привлекло в город новые рабочие кадры. Население его в 1913 г. составило 94 800 человек, из которых 15 тыс. были заняты в промышленном производстве. К началу первой мировой войны Воронеж входил во вторую десятку городов Российской империи. В городе сложилась сеть государственных и частных кредитных учреждений, соответствующих капиталистическому укладу экономики, -действовали городской общественный и Воронежский коммерческий банки, а также отделения банков: Государственного Крестьянского поземельного и Дворянского зе­мельного, Волжско-Камского коммерческого, Санкт-Петербургско-Азовского.

Со второй половины XIX в. заметно выросло число образовательных учреждений. В 1861 г. открылось женское училище, позже Мариинская женская гимназия, в 1863 г. -женское епархиальное училище, в 1874 г. - Александровское женское училище, в 1876 г. - реальное училище, в 1890-х гг. - вторая мужская гимназия (на месте театра кукол на просп. Революции).

Наряду с государственными появились частные учебные заведения - женская гим­назия А.Н. Гоголь-Яновской, впоследствии Е.Л. Нечаевой, мужская гимназия С.А. Морозовой, семиклассное мужское училище В.М. Чернозубовой. Открылись спе­циализированные учебные заведения: фельдшерская земская школа в здании губернс­кой больницы (1870), учительская семинария (1875), техническое железнодорожное учи­лище (1878), коммерческое училище А.В. Шпольского (1907), механико-техническое училище им. Петра I (1908), музыкальное училище (1911), а также рисовальная школа (1893).

В 1913 г. было основано первое высшее учебное заведение Воронежа - сельскохо­зяйственный институт им. Петра Великого, где преподавали известные ученые: почво­вед К.Д. Глинка, химик А.В. Думанский, ботаник Б.М. Козо-Полянский.

Росту образованности горожан способствовали и библиотеки. Начало широкому зна­комству с книжными новинками положил И.С. Никитин, открывший в 1859 г. при своем книжном магазине салон-библиотеку. В 1864 г. по инициативе общественности города во флигеле дома Тулинова (просп. Революции) начала действовать публичная библио­тека, фонды которой составили книги упоминавшейся выше библиотеки при Дворянс­ком собрании (1834), а также пожертвования общественности. В 1890-е гг. при библио­теке были учреждены три филиала - Кольцовский, Никитинский и Пушкинский. С 1888 г, в Митрофановском монастыре существовала бесплатная библиотека с читаль­ней, принадлежавшая Воронежскому братству святителей Митрофана и Тихона. Нака­нуне 1917 г. в городе насчитывалось более 15 библиотек.

В 1862 г. наряду с "Воронежскими губернскими ведомостями" стала выходить пер­вая в губернии частная газета "Воронежский листок" (с 1869 г. называлась "Воронеж­ский телеграф"), ставшая одной из самых читаемых. В 1866 г. учреждены "Воронеж­ские епархиальные ведомости", а через два года - газета "Дон". Высокую оценку российской общественности получил единственный в провинции научный журнал "Фи­лологические записки", издававшийся в Воронеже с 1860 г. А. А. Хованским. Он пуб­ликовал статьи и заметки местных исследователей русского языка и литературы, а также видных российских языковедов и филологов. Большую роль в развитии здраво­охранения и популяризации медицинских знаний сыграл журнал "Медицинская бесе­да" (1887-1908), основанный А.Х: Сабининым.

В пореформенный период значительно возрос интерес воронежской общественнос­ти к истории родного края. Краеведческие материалы публиковали существовавший с 1835 г. губернский статистический комитет, а также ряд новых комитетов и комиссий: земское статистическое бюро (1884) под руководством крупнейшего русского статис­тика Ф.А. Щербины; губернская ученая архивная комиссия (1900), активными члена­ми которой являлись краеведы Е.Л.Марков, СЕ. Зверев, А.И. Милютин, С.Н. Вве­денский; губернский церковный историко-археологический комитет (1901), собирав­шийся в читальном зале Митрофановского монастыря7, в актовом зале духовной семи­нарии и в женском епархиальном училище. Печатный орган историко-археологического комитета журнал "Воронежская старина" издавался до 1916 г. Среди учреждений, изучавших историю Воронежского края, наиболее авторитетным был губернский ста­тистический комитет, сотрудникам которого Н.И. Второву, Л.Б. Вейнбергу, СЕ. Зве­реву, А.И. Милютину принадлежит заслуга создания губернского музея, открывшего­ся в 1 894 г. Это событие выходило за рамки сугубо губернского. Так, проблема при­способления в начале XX в. под музей прекрасного архитектурного памятника Воро­нежа - здания интендантства (дом губернатора И. А. Потапова) - и его реставрации рассматривались на заседаниях Императорской археологической комиссии и Комис­сии по сохранению древних памятников Императорского Московского археологичес­кого общества. Музей стал крупнейшимдаучно-просветительским учреждением, со­хранявшим, изучавшим и пропагандировавшим ествественно-научные и исторические памятники края. Наряду с губернским музеем с 1907 по 1913 г. в городе функциониро­вал уникальный частный музей, открытый артистом цирка А.Л. Дуровым.

В начале XX в. в Воронеже появились учреждения культуры, предназначенные для проведения массовых мероприятий. На территории Старого бега в 1904 г. был открыт Народный дом с театром-студией и библиотекой (здание не сохранилось). В разных частях города возникли электротеатры "Тауматограф", "Ампир", "Увечный воин", "Гелиос", "Палас". Кинозалы использовались не только для демонстрации фильмов, но и для проведения общественных мероприятий.

Распространившиеся в России во второй половине XIX в. политические движения не обошли стороной и Воронеж. Здесь в 1879 г. состоялся съезд всероссийской революционной организации "Земля и воля", на котором произошел ее раскол на "Народную волю" и "Черный передел". С конца 1880-х гг. город становится местом ссылки рево­люционеров на поселение. Встречи ссыльных проходили в доме, известном в краевед­ческой литературе как "Ноев ковчег", ибо под его крышей собирались члены кружков, партий разных течений и направлений. Явочная квартира социал-демократов находи­лась в доме врача СВ. Мартынова. Разрозненные социал-демократические кружки, существовавшие на промышленных предприятиях города, в 1895 г. объединились в Центральный кружок социал-демократов под руководством Е.В. Барамзина, Н.А. Ряховского и др. В 1897 г. социал-демократы организовали в Архиерейской роще первую в городе маевку. На заводах Гаусмана и Бухонова, Иванова и Веретенникова, Столля в революционном 1905 г. происходили митинги и забастовки рабочих. В ходе всеобщей политической стачки в октябре было сформировано Делегатское собрание, заседания которого проходили в здании земской управы (ул. Вайцеховского, 2/4).

С середины XIX в. постепенно видоизменялся архитектурный облик Воронежа. На центральных улицах уплотнялась застройка, росла этажность домов. Участки сплош­ной (без разрывов между домами) застройки появились к началу XX в. на значитель­ном протяжении Большой Дворянской, Большой (Новой) Московской и Большой Девицкой улиц. Вокруг города с запада - вдоль ул. Лесных дворов (Кольцовской), с юга -вдоль Валовой (Красноармейской), позже с севера - за железной дорогой - складыва­лись и расширялись производственные зоны. Облик улиц становился разнообразнее, так как строгий классицизм построек сменился эклектикой, увеличились количество и видовой состав общественных сооружений. В сложившуюся застройку центра города были включены крупные эффектные здания банков, учебных заведений; кинотеатров. На городских окраинах появились больницы и приюты, скотобойни, военные казармы (Юбилейные, им. Раевского, Чижовские). Стилистика новых культовых зданий: собора св. Владимира (стоял на месте сквера у пересечения улиц Кольцовской и 9 Января), польского костела (стоял вблизи пересечения улиц Комиссаржевской и Кольцовской), синагоги соответствовала национальной архитектурной традиции верующих. Черты барокко в формах зданий сельскохозяйственного института им. Петра Великого напо­минают об эпохе Петра I. Специфический выразительный облик имели краснокирпичные постройки промышленных предприятий и казарм рубежа веков. Жилая застройка Воронежа представляла в начале XX в. пеструю картину. В центральной части города среди особняков классицизма появились доходные дома, архитектурные формы кото­рых относились к эклектике, модерну и русскому стилю. Среди мелкой застройки при­речных районов крупными выглядели двухэтажные дома из красного кирпича в так называемом кирпичном стиле.

Распространение тех или иных архитектурных форм во многом определялось эсте­тическими предпочтениями архитектора. Огромная роль в формировании облика Во­ронежа конца Х1Х-начала XX в. принадлежит архитекторам А.М. Баранову и М.Н. Замятнину, тяготевшему к модерну. По проектам последнего построено более двадцати жилых домов, основные общественные и ряд промышленных зданий города. Их отли­чает индивидуальность и изысканность форм. На улице Алексеевского до наших дней сохранился собственный дом архитектора Замятнина.

Строительство этих лет в городе сочеталось с работами по его благоустройству. К концу XIX в. большинство улиц в центре были замощены, а на Большой Дворянской появились асфальтовые тротуары. Благоустраивались созданные в разное время об­щественные скверы и сады: городской сад, сад Эрмитаж, сад Семейного собрания (ныне Дома офицеров), Петровский сквер с памятником Петру I и Кольцовский сквер с памятником А.В. Кольцову. В 1911 г. на Театральной площади (Никитинской) был уста­новлен третий в городе памятник - поэту И.С. Никитину. С появлением в конце XIX в. электростанций - городской, принадлежавшей немецкой фирме Сименс и Гальске, и при заводах Столля и Иванова-Веретенникова - на главных улицах и у памятников были установлены электрические фонари. В конце XIX в. по главным улицам города прошла конка. Для организации трамвайного движения в1914-1917гг. были построены электростанция и трамвайный парк. Пуску трамвая в это время помешали политичес­кие и военные события в стране. Первый трамвай пустили только в 1926 г.

Городская территория во второй половине XIX -начале XX в. расширялась по всем направлениям. В начале XX в. граница Воронежа проходила по Граничной (ул. Грачи­ный лог, ныне Кавалерийская), Пограничной (ул. Революции 1905 года) и Большой Чижовской (20-летия Октября) улицам, спускаясь от последней к реке в районе совре­менной улицы Бетховена. К городу примыкали разросшиеся Троицкая, Ямская слобо­ды, Чижовка и Привокзальный поселок, а также кладбища Чугуновское с Лютеранс­ким, Старообрядческое, Новостроящееся. Незастроенные пространства между ними постепенно сокращались, уступая место производственным, коммунальным, железно­дорожным и другим необходимым городу сооружениям.

Заметное влияние на организацию разных сторон жизни города в пореформенный период оказала инициатива местной общественности. Большой вклад в благоустрой­ство города, развитие культуры и образования внесли промышленники-благотворите­ли, на средства которых строились и содержались самые разные городские объекты, проводились крупные общественные мероприятия. Известными и крупными благотво­рительными акциями явились сооружение городского водопровода купцом, городским головой С. Л.Кряжовым, содействие приюту для сирот купцом Г. Д. Самофаловым, со­здание приюта для слепых девушек на станции Графская заводчиком В.Г. Столлем, Александро-Мариинской глазной лечебницы - купцом Н.А. Клочковым, передача Ф.Н. Вигелем усадьбы под родильный дом с детским приютом.

С Воронежем второй ПОЛОВИНЫ связаны имена многих из тех, кто оставил заметный след в истории и культуре Рос­сии. В этом городе родились писатели И.А. Бунин, С.Я. Маршак и А.П. Плато­нов. В губернской гимназии обучались уче­ный-электротехник Н.Г. Славянов и один из основоположников аэродинамики С.А. Чаплыгин, в кадетском корпусе -изобретатель лампочки накаливания А.Н. Лодыгин, изобретатель трехлинейной винтовки СИ. Мосин и теоретик российс­кой социал-демократии Г.В. Плеханов. Все они были учениками одного преподавате­ля А.П. Киселева - автора известных учебников по математике.

Установление советской власти в Воро­неже произошло без серьезных эксцессов, исключая стычку 30 октября (12 ноября) 1917г. между революционно настроенны­ми солдатами расквартированного в горо­де 5-го пулеметного полка и защитниками штаба местной военной бригады, разме­щавшейся на 2-й Острогожской улице (ул. Кирова). Советская власть была провозглашена 3(16) ноября на заседании большевистской части городского Совета рабочих и солдатских депутатов в Доме губернатора.

В период гражданской войны город оказался в водовороте событий. Осенью 1919 г. Воронеж был дважды захвачен отрядами двигавшейся на Москву Добровольческой армии: в сентябре - войсками генерала К.К. Мамонтова, в октябре - войсками генера­ла А.Г. Шкуро, штаб его Конного корпуса размещался в здании гостиницы "Бристоль", контрразведка корпуса в здании гостиницы "Гранд-отель". 24 октября город был осво­божден частями 8.-й армии и Конным корпусом СМ. Буденного, штаб которого разме­щался в несохранившемся ныне доме по ул. Большой Дворянской (перед современным домом на просп. Революции №24).

Первые годы советской власти были временем больших перемен - экспроприиро­вали предприятия, заселяли особняки рабочим людом и шло массовое переименование улиц.

С 1928 по 1934 г. в результате нового экономического районирования страны Воронеж стал центром Центрально-Черноземной области, включившей территорию че­тырех губерний - Воронежской, Тамбовской, Орловской и Курской. Статус крупного административного центра позволил развернуть в нем мощное строительство, зате­ять реконструкцию центральной части, расширить городские границы. Схема разви­тия города, определившая его развитие вдоль Московского шоссе и на левобережье, была составлена уже в 1924 г. (Н.М. Назаров). В 1933 г. с участием архитектора А.И. Попова-Шамана разработана генеральная схема развития, а в 1935-1939 гг. с участием архитектора А.В. Миронова - генеральный план города. Территориальное развитие города в предвоенное десятилетие по масштабу сравнимо с его расшире­нием при осуществлении генерального плана 1774 г. Для реализации проектных работ был сформирован институт "Облпроект", для подготовки кадров специалистов в 1930 г. открылся инженерно-строительный институт. В 1920-1930-е гг. в соответствии с планом индустриализации страны проведена реконструкция большинства предприятий, многое из них перепрофилированы. Вдоль Мос­ковского шоссе сооружены корпуса новых заводов. На левом берегу р. Воронеж, во­шедшем в городскую черту, были построены заводы союзного значения - авиацион­ный и синтетического каучука, на котором в 1932 г. было налажено производство этого полимера по методу академика СВ. Лебедева, что являлось выдающимся достиже­нием науки тех лет. Строительство велось с новыми социальными установками: ря­дом с промышленными предприятиями возводились дома и целые поселки, включав­шие учреждения обслуживания. Тогда же вступила в строй Воронежская ГРЭС -электростанция, обеспечивавшая энергией как старый город, так и новые левобереж­ные районы. Берега реки соединил новый мост, получивший название Вогрэсовский.

В центральной части Воронежа появились общественные здания, соответствовав­шие гигантским масштабам нового времени. До середины 1930-х гг. интенсивное стро­ительство, как и в Москве, велось в формах конструктивизма, которые резко контрас­тировали со сложившейся застройкой центра города. Так, на проспекте Революции выросли здания Управления Ю.-В.ж.д., Госбанка, дом коммерческих и деловых орга­низаций "Утюжок", на углу современных улиц Володарского и Кости Стрелюка - зда­ние ОПТУ. Среди множества жилых домов необычностью композиции выделялся дом "гармошка" на улице Карла Маркса.

Во второй половине 1930-х гг. на смену конструктивизму пришел неоклассицизм, став­ший господствующим архитектурным стилем советской эпохи. На проспекте Револю­ции тогда были выстроены Дом книги и Дом связи, в разных частях города появились ряд школ и высших учебных заведений, а также городская и областная больницы.

Самой крупной градостроительной акцией в предвоенном Воронеже было формиро­вание нового административного центра на бывшей Староконной площади. Здесь в 1930-е гг. возвели здание обкома ВКП (б) и облисполкома, отличавшееся богатством отделки и орнаментики. На площади, превращенной в место проведения политических манифестаций, был установлен памятник В.И. Ленину. Ведущие архитекторы Вороне­жа предвоенных лет: Н.В. Троицкий, А.И. Попов-Шаман, А.В. Миронов, Н.Я. Неведров, Н.В. Александров, - создали и уникальные здания, и жилые комплексы, целые районы.

Культурная жизнь города в послереволюционный период отмечена бурным подъе­мом. Расширялась сеть новых учебных заведений, среди которых выделялся универ­ситет, переехавший в 1918 г. из г. Юрьева. Активизировалась деятельность историко-культурного музея. В начале 1924 г. при музее возникло Общество изучения Воронеж­ского края, продолжившее традиции ранее существовавших краеведческих организа­ций - статистического комитета, губернской ученой архивной комиссии, историко-археологического общества. Тогда же, в 1924 г., стараниями одного из сотрудников му­зея A.M. Путинцева - был создан музей И.С. Никитина.

В число важнейших выдвигалась задача спасения культурных ценностей края. В Воронеже в 1918 г. создается первый государственный орган охраны наследия - по­дотдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины при Воронежском губернском отделе народного образования. Однако в силу многих причин отдел не смог выполнить возложенную на него функцию и уже в 1923 г. был упразднен, а охрана памятников возложена на губернский и уездные музеи и краеведческое общество. Большие заслуги в сохранении культурного наследия Воронежского края принадлежат М.К. Паренаго, С.Н. Замятнину, В.И. Гайну. В этот период был составлен первый список памятников архитектуры, насчитывавший 50 объектов, а к 1926 г. на учет отде­ла по делам музеев народного комиссариата просвещения РСФСР в Воронежской гу­бернии было принято 195 зданий. К сожалению, планируемые фотофиксация и зари­совки этих зданий не были осуществлены из-за отсутствия средств.

В 1920-1930-е гг. на научной станции биофизика А.Л. Чижевского (с 1932 г. станция находилась на территории Воронежского сельскохозяйственного института) проводи­лись опыты по биологическому воздействию на организм животных аэроионизированного воздуха.

Литературная жизнь Воронежа первых советских лет протекала в здании журналис­тского кафе-клуба "Железное перо" и редакции журнала "Сирена", а также в помеще­нии редакции журнала "Железный путь". Редактором "Сирены" был поэт В.И. Нарбут, в журнале "Железный путь" сотрудничал писатель А.П. Платонов. Худо­жественная жизнь города была связана с "Воронежскими свободными художествен­ными мастерскими". Здесь преподавали воронежский художник-передвижник А. А. Буч-кури, присланные из Москвы художники Н.Х. Максимов, СМ. Романович, М.М. Беспалов, а также исследователь воронежских памятников старины В.П. Трофимов, учил­ся будущий театральный художник В.Ф. Рындин.

С середины 1920-х гг. началось усиление финансового и идеологического контроля за учреждениями культуры, преследование неугодных лиц. Апогеем преследования приверженцев старой культуры стало так называемое "Дело краеведов ЦЧО", поло­жившее начало разгрому краеведческого движения в области, по которому были при­влечены 92 человека, в том числе С.Н. Введенский, A.M. Путинцев, В.В. Литвинов. Едва сложившись, к 1927 г. перестала существовать государственная система охраны памятников. Памятники, переводимые на местный бюджет, снимались с учета и обре­кались на разрушение. Закрывались храмы и монастыри, их имущество частично пе­редавалось в музеи, но в большинстве случаев исчезало бесследно. В целом истори­ко-культурное наследие нашего края находилось в критическом состоянии. В 1930-е гг. постепенно замирала творческая работа в музеях, сворачивалась деятельность мест­ных писательских объединений. В это время в Воронеж был выслан поэт О.Э. Ман­дельштам. Здесь он работал на радио и в драматическом театре.

Во время Великой Отечественной войны шесть с лишним месяцев - с июля 1942 г. по январь 1943 г. - город находился в зоне боевых действий. Самые ожесточенные бои велись в районе железнодорожного узла, у областной больницы и в Чижовке, где обра­зовался так называемый Чижовский плацдарм. 25 января 1943 г. Воронеж был осво­божден в результате Воронежско-Касторненской операции Красной Армии.

В ходе затяжных боев город был сильно разрушен. После освобождения в нем не­поврежденными оказались менее 5% всех зданий. Специальная комиссия признала, что больший масштаб разрушений в войну был только в Сталинграде и в Минске. За десять послевоенных лет город полностью восстановился. Основой его возрождения и дальнейшего развития послужил генеральный план, разработанный в 1944 г. академи­ком архитектуры Л.В. Рудневым и группой воронежских архитекторов. При его реали­зации в старом городе были проложены новые улицы (ул. Мира и Кардашова), на ка­детском плацу разбит детский парк, на улицах Кольцовской, Карла Маркса, Помяловс­кого, Плехановской, 25-го Октября сформированы бульвары. Благодаря зеленым зо­нам центр города как бы раскрылся в сторону реки.

При расчистке центральной части города многие сильно пострадавшие здания раз­бирались. Так, исчезли остатки Митрофановского монастыря и соседняя Вознесенс­кая, а также древняя Пятницкая церкви, Троицкий собор, церковь на Чугуновском клад­бище. Позже снесены храмы на Терновом и Новостроящемся кладбищах.

В послевоенное время строительство новых зданий велось преимущественно в фор­мах неоклассицизма. Таков комплекс сооружений, сформировавших площади Ленина и Черняховского. В том же стиле были перестроены здания Управления Ю.-В.ж.д., "Утю­жок", инженерно-строительного института, ранее являвшие собой яркие образцы кон­структивизма. В реставрируемых зданиях XVIII-XIX вв. сохранялась или восстанав­ливалась прежняя деталировка фасадов, внутри, как правило, производилась перепла­нировка.

Воронежские архитекторы Н.В. Троицкий, А.В. Миронов, Г.В. Здебчинский, уча­ствовавшие в восстановлении города, очень деликатно и ответственно подошли к воп­росам реставрации и реконструкции старых зданий. Именно им мы во многом обязаны сохранением исторической застройки Воронежа.

Как память о недавней войне был сохранен остов разрушенной "ротонды" – круглого корпуса бывшей областной больницы. Воссозданы памятники Петру I В.И. Ленину, похищенные немцами во время войны. В парке культуры и отдыха сооружен первый монумент над братской могилой; позже возникли мемориальные комплексы на Чижовском плацдарме, на Московском проспекте и на местах других воинских захоронений. В 1970-е гг. вдоль проспекта Революции на бровке холма была создана площадь Победы с мемориалом, посвященным обороне города. В 2000 г. в парке Строителей на братском кладбище открылся еще один мемориал с центром патриотического воспитания молодежи.

С1949 г. в Воронеже предпринимаются попытки восстановления государственной системы сохранения историко-культурного наследия. При управлении по делам архи­тектуры Воронежского облисполкома организуется отдел по охране памятников архи­тектуры. Вскоре его функции были переданы областному управлению культурно-просветительской работы, а затем областному краеведческому музею.

В 1960-1970-е гг. Воронежский краеведческий музей (директор А.П. Соловьев) проводил систематическую работу по обследованию исторических зданий, постановке их под государственную охрану. В эти же годы совместно с Институтом археологии Академии наук СССР, с участием воронежских ученых проводится масштабное исследова­ние археологических памятников в пойме р. Воронеж в связи со строительством Воро­нежского водохранилища. В 1970-е гг. по инициативе музея начинается научна рестав­рация Успенской Адмиралтейской церкви, цеха суконной фабрики Гарденина ("Арсенал").

Вокруг музея сложилась инициативная группа воронежской интеллигенции, активно противостоявшая городской и областной администрации в вопросах сохранения насле­дия. Благодаря усилиям прежде всего писательской организации удалось уберечь от сноса могилы А.В. Кольцова и И.С. Никитина, дом, в котором родился И.А. Бунин.

В 1960-е гг. признанным лидером среди специалистов по отечественной истории в Центральном Черноземье был В.П. Загоровский - известный воронежский ученый, краевед, профессор, чемпион мира по шахматам по переписке в 1965-1967 гг. В 1966 г. вышла в свет его первая самостоятельная книга "Как возникли названия городов и сел Воронежской области", в-1969 г. им была защищена докторская диссертация под на­званием "Белгородская черта". Книга В.П. Загоровского "О древнем Воронеже и сло­ве "Воронеж" (1971) выдержала второе издание (1977). Кроме того, В.П. Загоровским были опубликованы. В последующие годы книги "История Воронежского края от "А" до "Я" (1982), "Воронеж: историческая хроника" (1989), "Воронежская историческая энциклопедия" (1992). На волне общественного движения в 1970-е гг. возникают го­родское и областное отделения Всероссийского общества охраны памятников. В 1978 г. решением областной администрации создан государственный орган охраны памят­ников Воронежской области и специальная научно-реставрационная мастерская. С этого времени начинается планомерная работа по выявлению, постановке под государствен­ную охрану наиболее ценных зданий города. До 1980 г. в г. Воронеже под государствен­ной охраной состояло всего 28 памятников, в 2000 г. их насчитывается 316.

В 1980-е гг. появляются первые памятниковедческие издания: Материалы Свода памятников истории и культуры РСФСР (мемориальные памятники деятелей культуры и искусства г. Воронежа и Воронежской области), аннотированный указатель памятни­ков Воронежской области. Проводятся реставрационные работы в зданиях музея кра­еведения, художественного музея им. Крамского, реставрируются и приспосаблива­ются под музеи здания Мещанской управы и цеха суконной фабрики Гарденина. В1978 г. после реставрации начал свою работу дом-музей А.Л. Дурова. В 1986 г. торжествен­но отмечалось 400-летие основания города Воронежа. Усилиями активистов общества охраны памятников устанавливаются мемориальные и охранные доски на многих зда­ниях. В конце 1980-х гг. институтом "Спецпроектреставрация" был разработан историко-архитектурный опорный план и проект охранных зон исторического центра Вороне­жа, утвержденный городской администрацией в 1990 г.

Правительство РСФСР в 1990 г. включило Воронеж в число исторических городов.

В 1990-е гг. заметно активизировалась деятельность воронежских краеведов. Изда­ются книги, посвященные памятникам Воронежа, среди которых "Храмы Воронежа" А.Н. Акиньшина (книга была удостоена почетной областной премии им. Е. Болховитинова), "Архитектурно-планировочное развитие города Воронежа (дооктярьский и со­ветский периоды)" Г. А. Чеснокова. На страницах возрожденного "Воронежского теле­графа" (приложение к газете "Воронежский курьер") по инициативе краеведа П.А. По­пова публикуются материалы об истории улиц и отдельных зданий г. Воронежа, о про­шлом города и области. Заметный вклад в сохранение историко-культурного наследия внесли писатель Ю.Д. Гончаров и художник В.П. Криворучко (1919-1994).

Большое значение для возрождения исторического характера городской застройки имели возвращение религиозным организациям в 1990-е гг. культовых зданий и их рес­таврация. В 1996 г. к празднованию 300-летия военно-морского флота России была завершена реставрация и состоялось освящение Успенской Адмиралтейской церкви. Ее реставрация стала возможной и благодаря добровольным пожертвованиям многих граждан города. Вокруг Успенской Адмиралтейской церкви сформирована и архитек­турно оформлена Адмиралтейская площадь - место массовых праздничных гуляний воронежцев.

Во второй половине 1990-х гг. сооружаются памятники знаменитым землякам-воронежцам - И. А. Бунину и А.П. Платонову.

При областной научной библиотеке им. И.С. Никитина плодотворно работает Воро­нежское историко-культурное общество (ВИКО), основанное в 1971 г. как обществен­ный совет краеведов, бессменным председателем которого является О.Г. Ласунский. На его заседаниях большое внимание уделяется культурному наследию города. Хро­ника работы ВИКО регулярно освещается на страницах местной периодики. Традици­онным стало проведение ежегодных кольцовско-никитинских дней литературы с учас­тием Воронежского областного литературного музея имени И.С. Никитина. С начала 1990-х гг., после самоликвидации Воронежского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК), решение задач выявления, рес­таврации и популяризации памятников осуществляет Государственная инспекция ох­раны историко-культурного наследия Воронежской области при активной поддержке научной и культурной общественности, воронежских краеведов.

Границы сегодняшнего Воронежа раздвинулись на западе до р. Дон, на юге до Семилукских выселок, на севере до аэропорта. Юридически помимо некогда отдаленных населенных пунктов городу принадлежат обширные сельскохозяйственные земли. Старый Воронеж ныне составляет лишь незначительную часть этой огромной территории, однако именно здесь сосредоточена основная масса памятников культуры, отражаю­щих древнюю и богатую историю края.

А.А. Зайцева
Т.С. Старцева
Е.Н. Чернявская

Актуальные темы...
  Сенсация  
  Права человека  
  Первые лица  
  Общественная палата  
  Терроризм  
  НАТО у границ  
  Россия и ВТО  
  Единое экономическое пространство  
  Россия - Белоруссия  
  ВВП  
  В Правительстве  
  Решения Правительства  
  В Госдуме  
  В Конституционном суде  
  Монополии  
  Громкие дела  
  Оплата труда  
  Защита прав потребителя  
  VIP - новости  
  Выборы 2008  
  Жизнь политических партий  
  Административная реформа  
  Реформа ФСБ  
  Ипотека  
  О налогах  
  Пенсия  
  Страхование  
  Льготные выплаты  
  Цены на нефть  
  Биржи мира  
  Судьба доллара  
  Инфляция  
  Аналитика  
  Лесной кодекс  
  Борьба с наркотиками  
  Экология  
  Интернет в России  
  Олимпиада  
  Туризм  
  Мода  
  Эвтаназия  
  Скандал  
  Образ жизни  
  Последствия  
  Персона недели  
  Кругозор  
  Фоторепортаж  
Находится в каталоге Апорт Rambler's Top100
Copyright © 2004 BetatronSV   Web-дизайн, создание сайтов: BetatronSV Studio
На http://dojkiporno.ru порно латинос.